?

Log in

No account? Create an account

Белое Безмолвие

...Но наградою нам за безмолвие обязательно будет звук. (с) В.Высоцкий

10/24/12 02:06 am - Финишная

- Я думаю, пришел тот страшный момент, когда мне уже нечем тебя удивить.
- Почему ты стараешься удивить меня?
- Я хочу быть лучше для тебя.
- Лучше кого?
- Лучше всех.
- Интересно. А я стараюсь быть лучше себя.
- Как так?
- Вот так. Каждый новый день стараюсь стать лучше, чем был вчера. У меня внутри маленький импровизированный стадион. Там, знаешь, беговые дорожки расчерчены, гантельки такие маленькие...и я. И больше никого. 

Мне становится грустно. На моём стадионе много людей - близких и совсем посторонних. Я бегу с ними - с очень красивой бывшей моего очень давнего бывшего. С коллегой моей подруги, которая постит в соцсетях статусы о последнем фильме с Бейлом, противоречащие моему мнению. Со старшей сестрой - конечно же, с ней. И их много. Я бегу с ними по кругу, и все уже давно сбились со счёту. На моём стадионе нету этого человека с секундомером и флажочком на финишной - некому засекать время и определять победителя. Я не знаю, кто какой круг бежит, кто отстает от меня, кто обогнал меня. Я всё равно бегу, нагоняю последних и опять сбиваюсь со счёту.

Денису хорошо одному. Он один на стадионе и ему не нужен человек с секундомером и флажочком на финишной. Ему и финишная не нужна - он сам решает, где ей быть сегодня.

8/25/12 01:49 pm - "Tachy"

- Привет.
Вдох. Выдох.
Семьдесят.

- Рада видеть, проходи. Чаю?
Вдох. Выдох.
Семьдесят.

- Да, тоже чёрный. А твои как?
Вдох. Выдох.
Семьдесят.

- Переезжаешь? Почему?
Вдох.
Восемьдесят.

- Ого! Вот как... Мои поздравления. Очень рада за вас!
Выдох.
Сто.

- Обязательно приду. Обязательно. А когда?
Вдох. Выдох.
Сто десять.

- Двадцать первого?! Чёрт. Жаль, не выйдет... А? Ну да, дела. Дела. Командировка. Далеко.
Вдох. Выдох.
Сто двадцать.

- Да-да, понимаю. Давай, до встречи.
Вдох. Выдох.
Сто десять.

Вдох. Выдох.
Сто.

Вдох. Выдох.
Девяносто пять.

Вдох. Выдох.
Девяносто.

Вдох.
Восемьдесят.

Выдох.
Семьдесят пять.

Вдох.

Выдох.

В...

7/12/12 09:50 pm - Нас - нет.

Я счастлива. Счастлива от того, что могу сказать тебе кое-что.

Ты смеёшься в отражении зеркала заднего вида. Я за рулём, а ты - на заднем.
- Может, пересядешь вперёд?
- Не люблю переднее пассажирское.
Мне неловко - чувствую себя таксистом. И всё равно я счастлива.

Тиканье поворотника.
В приоткрытое окно трепетно бьётся ветер.
Лучи солнца проносятся по твоему лицу вслед за бегущими полосами тени.
Я счастлива.

Мы курим твой красный Мальборо, облокотившись на капот моей Мазды.
Провожаем пролетающие по трассе машины.
И между нами нет никакого тайного знания.
И между нами нет общих секретов.
И между нами нет ничего.
Нас - нет.

А я - счастлива. Счастлива от того, что могу сказать тебе кое-что.

Я не люблю тебя.
Вот что я хотела сказать.

5/12/12 11:48 pm - На рипите

I don't want to let you go,
but it hurts my hands to hold the rope.

And now, when i leave you, i hope i won't see you.

(c) Brand New

В их песни влюбляешься не сразу. Постепенно так, вслушиваешься в отдельные ноты, куплеты, темп, слова, и вдруг - влюбляешься. Понимаешь, что крутишь в плеере на рипите.

Я вообще люблю всё, во что влюбляешься не сразу. Я вообще боюсь любви "с первого взгляда" - мне это кажется заезженной романтикой, которая в дальнейшем несёт в себе сплошные разочарования.

А когда влюбляешься не сразу... Постепенно так, вглядываешься в отдельные черты, характер, улыбку, тон голоса, и вдруг - влюбляешься. Понимаешь, что крутишь в голове. На рипите.

2/11/12 10:19 pm - Нерифмованное. Нескладное.

Мне кажется изредка
что кто-то невидимый
берёт меня за руку
или за ворот
пальто

и тащит настойчиво
по февральскому холоду
к подъезду забытому
по адресу
твоему.

Брыкаюсь отчаянно,
нечаянно-чаянно
замёрзшими стопами
впираюсь
в асфальт.

Мне только лишь хочется
каким-нибудь вечером
высматривать ласково
твои вены на правой
руке.


Водить по ним пальцами
следя за изгибами
и сравнивать с линиями
на карте
метро.

На "п" начинаются
два самых болезненных
слова - а это
"пожалуйста", а так же
"прости".

Пожалуйста.

Прости.

1/4/12 12:57 am - Прикинь

Я смотрю, как Майа кормит Марту долькой апельсина. Марта что-то торопливо печатает в ноуте, закинув ноги в смешных носках на стол, а Майа мирно чистит третью подряд апельсинку и заботливо подсовывает Марте в рот. 

- Марта, давно ты ходишь в дырявых носках?- я улыбаюсь, глядя на проглядывающий большой палец правой ноги. Марта недовольно морщится и, не отрывая взгляд от компьютера, тянет руку к злополучной ноге - оттягивает носок и совершенно по-холостяцки ухитряется зажать дырку где-то между пальцами ноги.

Я люблю наблюдать за ними - за этими удивительными женщинами с тёплыми именами. Они живут вместе около года в съемной квартирке и абсолютно счастливы. "Тотально", как сказала бы Майа.

Майе - 21. У неё длинные рыжие волосы, длинные тонкие губы, длинный тонкий нос, длинные тонкие руки, длинное тонкое тело. Она вся такая длинная и тонкая, как тростинка. Все эмоции Майа выражает ярко и искренне: если ей смешно - она смеётся на весь дом, грустно - рыдает в голос. Легче всего Майа впадает в панику - она начинает носится по квартире из угла в угол и причитать: "Мы пропали, мы пропали..." И так в любой более или менее стрессовой ситуации - неважно, потеряла ли она свои любимые трусы с оленёнком, или же соседи опять вызвали милицию из-за очередной слишком шумной пятницы в май-мартовской квартире.

Марте - 22. У неё зелёные глаза и копна нечёсаных чёрных волос до плеч. Прошлой субботой, обкурившись гашиша, Марта сбрила себе весь правый висок с уверенностью, что это должно спасти человечество. Дух Чака Норриса частенько вселяется в неё, в основном это происходит в двух случаях - когда Марта влюблена или когда Марта покурила какой-нибудь дряни. В остальных случаях она спокойна, как удав. Тихо рисует на обоях, умиротворенно ненавидя весь мир и всех его обитателей. Исключая, конечно же, Майю.

Гости, которые впервые посещают жилплощадь этих необычных женщин, всегда впадают в небольшой ступор. Обычно открывает дверь заспанная Марта в длинной майке с надписью: "JERK", и осипшим голосом пытается проорать куда-то за плечо  в сторону Майиной комнаты: "ТВОЯ ОЧЕРЕДЬ ВЫНОСИТЬ МУСОР, БЛЯДЬ!" В ответ из комнаты доносится нежный напев под мелодию Григория Лепса Майиным голосом: "Я тебе не верююю!". Тогда Марта, поразмыслив секунды три, протягивает пакет с мусором опешевшему гостю со словами: "Чувак, ты всё равно обутый. Вынеси мусор, будь мужиком,а?"

В выходные к ним набивается шуная толпа. Майа безбожно надирается дешевым виски, Марта забивает очередной косяк.

Друзья давно сошлись на мнении, что они - законченные лесбиянки. Однако тот факт, что из комнаты Майи переодически шастают завёрнутые в полотенце субьекты мужского пола, никого, видимо, не смущает. Мужчин, с которыми спала бы Марта, не видел никто и никогда.

Я много слышала осуждающих фраз в сторону Майи и Марты. Как-то раз даже пыталась поговорить с Майей, ибо с Мартой говорить было бестолку - она слишком агрессивно реагировала на чужие слова. Майя внимательно выслушала меня от начала до конца, спокойно реагируя на избитые советы: "Так жить нельзя", "Это аморально", "У вас нет будущего"...
- Май, вы же...
- ...катитесь вниз по социальной лестнице?- Майя завершила за меня фразу,- Может быть. Мешаем ли мы этим тебе?
- Э... Нет.
- Твоей маме?
- Нет.
- Твоей собаке?
- Нет.
- Ну? Каждый дрочит как хочет. Ничьи свободы я не преступаю. Живу ровно с таким размахом, с каким могу жить, не задевая пространство других людей.

Она отошла покурить - открыла форточку, зажала сигарету губами, а руки заложила в карманы спортивных штанов, совсем как пацанёнок.

- Наш проект с Мартой профинансировали.
- Ты серьёзно?- мне показалось, что я ослышалась.
- Да. А почему ты так удивляешься? Ты думаешь, мы только ганжей упарываемся?- она помолчала немного, страяхнула пепел, и затянулась снова,- Ты смотрела фильм последний про Высоцкого?
- Нет.
- И не смотри. Судя по фильму, стихи и музыку за него, видимо, писали сотрудники КГБ, а сам он в это время упарывался морфием.
Она помолчала с минуту, а потом ни с того, ни с сего, начала читать стихи. Долго, проникновенно, влюбленная в каждую строчку.
- Чьи это стихи?- опешила я.
- Высоцкого, - она улыбнулась и зачем-то добавила с едва заметных сарказмом,- Прикинь.

А один раз я видела, как Марта плачет. Она сидела у компьютера и плакала, не стесняясь слёз. Майи не было дома - она еще не вернуласьс работы, а я по случайности заглянула в гости.
- Марта, ты плачешь?
Она молчала.
- У тебя что-то болит?
Она по прежнему не отвечала.Потом вытерла слёзы Майиной майкой, валявшейся на диване, и взвешивая каждое слово, изрекла:
- Я увидела человека на улице. Он шел по двойной сплошной - прямо между рядами машин.
- Пьяный что ли?
- Нет. Он просто шёл по двойной сплошной. И я пошла за ним - также аккуратно, как он, боясь сойти с линии. Мы прошли так, наверное, метров семьсот, пока он не почувствовал меня. Так и познакомились.
- И? Что дальше?
- Ничего.
- Так вы встречаетесь?
- Нет. Только номер дала ему свой - он попросил. Позвонил вчера в три часа ночи и спрашивает: "Ты не спишь?" Ая не спала: "Нет", говорю. Договорились встретиться на следующей неделе.
- Так что ты ревешь?
- Ожидание. Когда чувствуешь ЭТО, что вот-вот что-то обрушится на тебе. Что-то, что ты так давно ждал. И так больно, и грустно, и радостно, и страшно, и так много, много, много всего. Прикинь.

Больше я никогда и ничему не пыталась учить Майю и Марту.

Вот так.

Прикинь.

10/11/11 11:59 pm - Никогда так...

Я никогда так быстро не бежала.

А еще я никогда так не уставала - от сильного ветра, сбивающего с ног, от слишком маленьких кнопочек домофона, в которые невозможно попасть окоченевшими пальцами, от сломанного лифта и бесконечных ступенек, ведущих на девятый этаж. А еще я никогда так отчаянно не ломилась в дверь. Мне никто не открыл, да и не за чем было - только после десяти минут тыканья в кнопку звонка я поняла, что дверь не заперта.

Квартира приветствовала меня бормотанием телевизора из дальней комнаты и удушливым запахом перегара. Я замерла в прихожей, не решаясь пройти в спальню - села на тумбочку, в которую ты когда-то с маниакальной аккуратностью складывал щеточки для обуви. Доносившиеся из спальни звуки безошибочно подсказали - ты в четырехтысячный раз смотришь своего "Американского психопата" с Бейлом в главной роли.

Я, как актер перед выходом на сцену, в который раз прокручивала в голове речь, подготовленную специально для тебя. Набрала в легкие побольше воздуха и пошла прямиком к прикрытой двери спальни - эти несколько шагов оказались еще сложнее сильного ветра, маленьких кнопок домофона, сломанного лифта и сотен ступенек до девятого этажа.

Так плохо ты никогда не выглядел. На тебя было страшно глянуть - землистого цвета лицо, запекшаяся кровь на губе, грязные волосы, торчащие спутанными клоками в разные стороны. Диван окружал ряд бутылок - дешевая водка с отклеивающейся этикеткой и недопитый Джек Дэниелс разительно выделялись на фоне пивных жестяных банок и коробок из-под супов быстрого приготовления.

Я остановилась в проходе, наблюдая, как блики от телевизора мелькают на твоём лице. Ты даже не дрогнул, не повернулся, не бросил взгляд в мою сторону - будто бы меня не было в комнате. Ты не посмотрел на меня даже тогда, когда я опустилась на пол у твоих скрещенных ног. Тихо позвала тебя по имени и слезы задушили меня - острый ком больно впился в горло и слова моей тщательно продуманной речи застряли где-то в легких. Ты неторопливо закурил, не отрывая взгляда от телевизора.

- Денис, миленький, ну посмотри на меня...

Ты затянулся еще раз, и, не опуская на меня глаз, внезапно сухо и тихо сказал:

- Катись ты к черту.

Я опешила.

- Что ты сказал?

- Я сказал "катись к черту", - отделяя каждое слово, ответил ты все так же сухо и тихо.

- Мне Лена сказала, что тебе нехорошо. Я же не знала! Я ничего не знала, клянусь!

- Нехорошо... - эхом повторил ты, не то с вопросительной, не то с утвердительной интонацией. Потом замолчал, стряхнув на пол пепел с сигареты.

Я тоже замолчала, чувствуя, что мои слова раздражают тебя. В тишине повисла фраза, сказанная с экрана голосом Бейла: "Без нас этот мир лишь куча мусора".

- Скажи мне, что случилось?- я положила свою замерзшую ладонь поверх твоей, но ты вдруг резко и с каким-то отвращением вывернул свою руку из-под моей.

- Хорошо. Но после этого ты свалишь отсюда как можно скорее.

От обиды слезы выступили мне на глаза, но ты даже не обратил на это внимание. Просто затянулся еще раз, выпустил дым через нос, и тихо так произнес:

- У меня папа умер.

Всё затихло с твоими словами - даже телевизор. Я зажала рот ладонью после твоих слов, не решаясь нарушить нависшую тишину. Ты помолчал и продолжил:

- И знаешь, когда мне позвонили и сообщили... я тут же домой уехал. Несся в эту блядскую квартиру, чтобы уронить себя на диван, и поделиться всем этим с тобой. Ведь ближе тебя у меня никого не было. Я ждал тогда твоей поддержки, Рита. Она была для меня так важна в тот момент. А ты просто съебалась. Хуй знает почему. Просто взяла и съебалась - ни записки, ни телефона, ни-че-го. Единственный человек, которому я доверял - просто кинул меня в самый важный момент.

Ты потушил сигарету, вдавив окурок в пепельницу, и продолжил:

- Я тебя видел один раз, кстати. Как раз на третий день, как отца похоронили. Ты из Иркиного подъезда выходила. Хотел позвать сначала, а потом подумал: "А нахуя?" Живи, как хочешь, Рита. Только сюда больше не приходи.

- Денис, прости...

- Уходи.

- Послушай меня, пожалуйста...

- Уходи. Просто уходи.

Я поднялась с трудом, чувствуя, как горят мои щеки и щипет глаза от слез. Подняла с пола сумку, куртку и остановилась в проходе комнаты, глядя на тебя. Блики от экрана телевизора всё так же рябили на твоём лице. За весь разговор ты так и не посмотрел на меня. Я шла по улице, как в бреду.

- Не плачь, девочка. Всё будет хорошо, - сказал отвезший меня к дому  таксист, и не взял денег за проезд.

9/29/11 11:55 pm - Мысли ранят

В последнее время всякие избитые клише приобретают новое звучание - до мебя впервые в жизни доходит полный смысл этих шаблонных фраз.

Вот, например, "мысли ранят". Глупая, казалось бы, фраза. Я уже вижу, как героиня какой-нибудь очередной плохой мелодрамы заламывает руки и изрекает: "Бенджамин, мысли о тебе ранят моё сердце..."

Но вот буквально вчера снова вспомнила о тебе - и мысль эта так больно царапнула изнутри. Прямо по сердечной обшивке, где ребра сливаются в грудную клетку. Боль еще долго и почти незаметно трепетала, как пульсирует глубокая ссадина на коленке. И так каждый раз. Каждый раз, когда вспоминаю о тебе.

И если бы я играла в какой-нибудь очередной мелодраме, я бы не заламывала руки и не говорила бы о том, как сильно мысли о нём ранят моё сердце. Я бы...

Я бы просто попросила Бенджамина отпустить меня.

9/13/11 06:19 pm - О ванильном.

- Звонит, значит он мне и говорит: "Малыш, перестань дуться. Бери вещи и возвращайся обратно." Мол, зачем возвращаться в дом, где тебя не ждут и всё такое прочее...

- И?

- Что "и"? Ролтоны, видать, жрать надоело,- усмехается Ирка, закидывая ноги на диван.

Я молчу. Почему истории со стандартными хэппи-эндами приключаются со всеми, кроме меня? Я еще давно вычитала, что если правильно настроить свои мысли - любая мечта реализуется. Всё лето я отчаянно пыталась материализовать свои мысли так, чтобы когда-то начать свой рассказ подругам:"Звонит, значит он мне и говорит: "Малыш, перестань дуться..." Видимо, в системе произошел сбой, и мысли мои материализовались у кого-то другого.

- А Денис что?
- Ничего.
- Не звонит?
- Нет.
- Почему?
- Не знаю.
- Подожди, а ты свой новый номер ему оставила?
- Ммм,- я медлю, догадываясь о глупости всей ситуации,- Нет.

Ирка взрывается приступом смеха:

- Ну ты и дура...
- Ира,- обиженно перебиваю я,- Я ничего и не жду.
- Да что ты гонишь?
- Ира!
- Ри, знаешь, как таких, как ты называют в современном обществе? Ванильные пёз...
- Ира, я знаю, кто это такие. И я не пью кофе. И сигареты не курю. И высоты я боюсь, поэтому на подоконниках не сижу.
- Но о Нём ты думаешь!
- Ирка, перестань, я не такая.
- Такая. Это у тебя в подсознании,- Ира перестаёт улыбаться и говорит серьёзно,- Главная твоя проблема - всё усложнить. Не надо, Ри. Всё же просто. Хочешь, чтоб позвонил - оставь номер. Не звонит - позвони сама. Хочешь спросить - спроси. И не мучай ни себя, ни человека. Ну что ты улыбаешься?
- Не знаю. Это нервное.

Ира резко встаёт и уходит. До меня доносится шебуршание каких-то пакетов на кухне, после чего в комнате снова появляется Ирка со стаканом воды и мобильным телефоном в руках.

- На,- она протягивает на ладони маленькую желтую таблетку, похожую на кнопочку.
- Что это?
- Валерьянка. Может, это твоё "нервное" пройдёт,- изрекает она с едва заметным сарказмом. Я запиваю валерьянку водой под испытывающим взглядом Иры.
- А теперь это,- перед глазами замаячила иркина ладонь с зажатым в ней телефоном.
- Что это?
- Мобильный, вероятно,- передразнивает меня Ира,- Тут номер Дениса. Звони.
- Ира, ты что!- я отшатываюсь в растерянности,- Я не буду.
- Хватит ломаться. Звони.
- Я не буду!
- Ну и страдай тогда дальше,- Ирка срывается. Она хочет еще что-то сказать, но задумавшись, в бессилии отмахивается и уходит на кухню. Я медлю, прежде чем позвать её.
- Ирааа? Ирааа!
- Иди нафиг.

8/25/11 01:14 am - Нескладное

Память о тебе - как песок на зубах. Хрустит - не сплюнуть.
Полощу рот виски дешевым, а всё хрустит.
Всё хрустит.

Подцепил за заусенец, а теперь вот кожу сдираешь
Чистишь меня, как мандарин
и словами шершавыми елозишь по ссадинам
Ну оставь же. Было и нету.
Было и нету.
Нету.

А было.
Было холодно, когда ты руку мою в свою брал,
И в свой карман складывал
обе руки.
Обе.

А теперь порознь.
Порознь руки в разных карманах.
Не друг друга греют, а сами себя
Сами себя.


Спрятала руку стыдливо в карман -
- спазмом в кулак свело.
И ношу так в кармане - кулак, в кулаке - крик.
А в крике - имя твоё.
Имя твоё.
Powered by LiveJournal.com